1. Основные положения теорий аксиологического трансцендентализма


В учениях, принадлежащих к аксиологическому трансцендентализму ценности понимаются как то, что человеку задано свыше как идеалы, которых в жизни человечество никогда не достигало. В рамках религиозных теорий весть о ценностях приходит к человеку через Откровение. Атеистические теории возлагают надежду на разум, посредством которого человек может выделить абсолютно необходимое. Примером такого рода ценностей является категорический императив И. Канта.

Для учений этого типа характерен изначальный разрыв между жизнью человека и трансцендентным смыслом: значимость того, что представляет ценность находится «по ту сторону» существования, а поэтому не является ни субъективным, ни объективным. «…Ценность объявляется трансцендентальной, т.е. выходящей за пределы нормы и опыта в сферу Духа – всеобщего, высшего и абсолютно необходимого. Образуя особое «царство смысла», такие высшие общезначимые ценности как истина, красота, добро, оказываются, в конечном счете, непостижимыми для науки. О смысле добра или истины можно сказать только то, что выше науки стоят: интуитивная ориентация на абсолютные принципы интеграции всех предпочтений: идеальная «чистая» норма, способная синтезировать все множество специфических норм: иррациональная ориентация, направленная к достижению трансцендентных целей [нирвана, мистический экстаз, откровение, вера в Бога] и т.д.» [45, с. 197].

Теории аксиологического трансцендентализма возникли первыми на основе трудов Канта. В этих теориях подчеркивается трансцендентальный характер ценностей и обращается внимание на необходимость сознательной ориентации людей через их волю на представленные как ценности идеалы, которых человечество никогда не достигало. В качестве основной характеристики ценностей выделяется значимость, которая может быть выражена различной степенью общезначимости. Назначение ценностей с высокой степенью общезначимости [абсолютно значимых ценностей у В. Виндельбанда и теоретических ценностей у Г. Риккерта] видится в упорядочивании хаоса индивидуальных или фактически общезначимых ценностей. С точки зрения И. Канта и В. Виндельбанда выделение трансцендентальных или абсолютно значимых ценностей происходит через работу разума, через суждения.

И. Кант в качестве высшей ценности признавал добрую волю, предметная направленность которой, определялась объективно существующей абсолютной необходимостью – априорным законом, который ничего не заимствует из знаний о человеке. Законообразность поступков человека, по мнению Канта, проявляется в нравственном законе, который находит выражение в принципе, называемым Кантом категорическим императивом: «Поступай так, как если бы максима твоего поступка посредством твоей воли должна была стать всеобщим законом природы» [33, с. 197].
«Императивы суть только формулы для выражения отношения объективных законов воления вообще к субъективному несовершенству воли того или другого разумного существа, например, воли человека» [33с.188].«Все императивы повелевают или гипотетически или категорически. Первые представляют практическую необходимость возможного поступка как средства к чему-то другому, чего желают [или же возможно, что желают] достигнуть. Категорическим императивом был бы такой, который представлял бы какой-нибудь поступок как объективную необходимость сам по себе, безотносительно к какой-либо другой цели» [33, с. 188]

«Максима» есть субъективный принцип [совершения] поступков, и её должно отличать от объективного принципа, а именно от практического закона. Максима содержит практическое правило, которое разум определяет сообразно с условиями субъекта [чаще всего с его неведением или же его склонностями], и, следовательно, естьосновоположения, согласно которым субъект действует; закон же есть объективный принцип, имеющий силу для каждого разумного существа и основоположение, согласно которому такое существо должно действовать, т.е. императив» [33, с. 196].

Объективными основаниями, определяющими предметную определенность доброй воли у Канта, выступает абсолютная необходимость. «Закон, если он должен иметь силу морального закона, т.е. быть основой обязательности, - пишет Кант, - непременно содержит в себе абсолютную необходимость». «Основу обязательности должно искать не в природе человека или в тех обстоятельствах в мире, в которые он поставлен, а a priori исключительно в понятиях чистого разума» [33, с. 159]. 

Таким образом, при рассмотрении оснований выделения нравственного закона Кант приходит к выводу, что добрая воля не может руководствоваться никакими побуждениями, которые бы могли возникнуть из соблюдения какого-либо закона, поэтому, «не остаётся ничего, кроме общей законосообразности поступков вообще, которая и должна служить воле принципом» [33, с. 174]. Кант выводит такой принцип, который называет категорическим императивом.

Г. Риккерт рассматривает ценности как трансцендентное долженствование, которое характеризует как определенный порядок сознания, устанавливаемый независимо от субъекта, раскрывающийся в процессе суждений и складывающийся из отношения друг к другу представлений субъекта о действительности.

 В. Виндельбанд и Г. Риккерт  рассматривают связь возникновения ценностей с оцениванием человеком действительности, но приходят к выводу о принципиальном отличии ценностей от оценок, заключающееся в том, что первые имеют объективное основание своего возникновения, а вторые – субъективное.

С самого начала возникновения аксиологии ценности, пусть иногда и неявно, рассматривались как мыслительные образы, фиксирующие то, что представляется человеку как идеал, как значимое, необходимое. Эти мыслительные образы выделялись как отличающиеся от мыслительных образов, фиксирующих результаты познания существующей действительности.

В исследованиях В. Виндельбанда была рассмотрена проблема обозначения ценностей. Он писал, что понятия, обозначающие ценности [значимые качества бытия], отличаются от понятий, выражающих бытие.

Ценности, фиксирующие желаемые людьми качества их жизни, которые признаются общезначимыми [значимыми для всего общества] обозначаются такими категориями как Любовь, Добро, Истина, Красота и т.п.

В. Виндельбандом ценности рассматривались как эталоны оценочного восприятия мира. В качестве идеально общезначимых он выделял три формы ценностей: логические, этические и эстетические.

Идеально общезначимое в его понимании это не фактически общезначимое, а то, что является высшей необходимостью и управляет нашим мышлением.