2. Второй период


Начало этого периода можно связать с трудами С. С. Корсакова (1813), Д. Н. Зернова (1879), W. Griesinger (1871) и др., в которых они доказывали, что наиболее частыми причинами «идиотизма» являются ранние поражения мозга. И. П. Мержеевский (1871), патологоанатомически изучив случаи микроцефалии, настаивал на том, что идиотия своим происхождением обязана последствиям перенесенных заболеваний. Он выступал против теории К. Vogt, который считал врожденное слабоумие атавизмом, неизбежным, а потому и фатальным для человеческого общества.

Во второй половине XIX и начале XX века в наиболее развитых странах было введено всеобщее обучение. В связи с тем, что не все дети могли освоить школьную программу, а клинический метод оценки готовности к школе был слишком громоздким, Бине и Симон (Binet А. и Simon Th.) в 1905 году на основе обследования нескольких тысяч учащихся разработали психологическую методику, определяющую способность к критической оценке, абстракции и рассуждениям. Она была использована для диагностики интеллектуального уровня аномальных детей. Бине полагал, что, классифицируя врожденное слабоумие, следует учитывать только интеллектуальную недостаточность. Таким образом, он изменил взгляд специалистов на сущность врожденного слабоумия, которое стало в своей основе рассматриваться как интеллектуальная неполноценность, а не изменение личности в целомБлагодаря тому, что тесты Бине-Симона ускоряли и облегчали диагностику отсталости, они были востребованы во многих странах и широко распространились по всему миру.

Штерн (Stern W., 1915) сделал предположение, что, разделив умственный возраст ребенка на хронологический возраст, можно получить коэффициент интеллекта (IQ), который, по его мнению, оставаясь постоянным, будет характеризовать интеллект в течение всей жизни.

В CШA L. M. Terman создал свой вариант методики, назвав его «тест Стэнфорд—Бине». Шкала Бине—Симона и ее разновидности в основном были построены на заданиях, требующих словесных ответов. По этой причине они критиковались как диагностирующие не природный интеллект, а результаты обучения и влияния культуры. Векслер (Wechsler D., 1949) учел это и разработал сначала шкалу оценки интеллекта для взрослых, а затем и для детей, в составе которых были как вербальные, так и невербальные тесты. Для того чтобы исключить влияние культурных наслоений и оценивать природные способности исследуемых, были созданы методики с заданиями, и вовсе не требовавшие вербальных ответов (например, методика Равена). В дальнейшем разнообразные шкалы, оценивающие интеллект, адаптировались и создавались во многих странах, получив большое распространение.

По мнению Г. Е. Сухаревой (1965), итогом второго периода явилось внедрение тестовых методик, которое оказалось неплодотворным для изучения олигофрении. Стремясь получить оценку врожденного слабоумия только подсчитыванием «интеллектуального коэффициента интеллекта», исследователи расширяли понятие умственной недостаточности, в то время как во многих случаях невыполнение заданий по предлагавшимся тестам может быть связано с задержкой развития из-за соматической ослабленности или неблагоприятных условий жизни. В этот период выяснилась возможность возникновения умственной отсталости под влиянием внешних причин.